Экономика - Аналитика

 

Настоящее украинского углепрома плачевно, будущее - туманно

[25 Февраля 2013г. | 17:21]
Настоящее украинского углепрома плачевно, будущее - туманно

Близится март, а вместе с ним и намеченный правительством Украины уже на третье число этого месяца старт предпродажной подготовки к приватизации на 13 Государственных предприятиях (ГП) угольной промышленности. Государство хочет таким образом окончательно избавиться от "трудных" угольщиков и уравнять работающих на них шахтеров, если не в зарплатах, то в социальном статусе с теми, что давно перешли в частные руки.

Такими соображениями руководствовался Донецкий пресс-клуб, позвавший в конце прошлой недели журналистов на встречу с первым заместителем главы Независимого профсоюза горняков Украины (НПГУ) Анатолием Акимочкиным.

Прежде, чем рассказать о том, что беспокоит НПГУ и Акимочкина в частности, стоит, наверное, сказать о том, что выглядит немного странным. Например, напрашивается вопрос - почему на обсуждение столь важной темы, как приватизация остатков угольной промышленности, пресс-клуб пригласил всего одну "говорящую" голову, Акимочкина из НПГУ, в который входит, по его словам, 72 тысячи работников, и который возглавляет небезызвестный соратник Юлии Тимошенко Михаил Волынец? Ведь логично было бы позвать и представителей Профсоюза работников угольной промышленности (ПРУП), который, как, по крайней мере, свидетельствует информация на его сайте, объединяет в своих рядах - "338125 членов, в том числе трудящихся - 302169 человек". Ведь, если под знаменами "Укруглепрофсоюза" собрано, по его же утверждению, до 86 процентов работников отрасли, то было бы интересно послушать и их мнение. Даже так - прежде всего их мнение. Но поскольку автор ни на йоту не подвергает сомнению репутацию известного всем донбасским журналистам уже много лет господина Акимочкина, то на сей раз, так уж и быть, послушаем его одного. Надеемся, что коллеги из пресс-клуба исполнят свой профессиональный долг и в ближайшее время организуют подобное мероприятие с участием ПРУП или даже НПГД вкупе с ним.

Что до темы приватизации, то она при всей своей укорененности в сознании жителей Донбасса, да и всех шахтеров (и на Волыни, и на Галичине, и на Черкащине, в окрестностях славного града Ватутино) все- таки не имеет уже той остроты, которой обладала, скажем, 10-12 лет назад. Об этом сказал в своем начальном слове, кстати, и сам Анатолий Акимочкин: "Самые лучшие, самые новые и производительные предприятия прошли приватизацию. Бывшее ПО "Павлоградуголь", например, прошло приватизацию в 2004 году, и "Краснодонуголь", и такие известные шахты, как "Комсомолец Донбасса" и "Красноармейская-Западная №1".

Отметил профсоюзный работник и цифры, которые свидетельствуют, что не зря, нет, не зря приватизированы были названные им горнодобывающие предприятия: из 85 миллионов тонн угля, выданных на-гора шахтерами Украины в прошлом году, 25 миллионов приходится на "Павлоградуголь", а "Красноармейская-Западная №1" и переменив имя на "Покровская" (любят в концерне "Энерго" богоугодные названия) не стала бедней на добычу - 8 миллионов тонн, каждая десятая тонна украинского угля были вынуты из ее недр в 2012-м. Что вовсе неудивительно, если вспомнить, что это предприятие было запущено в эксплуатацию в самом конце советской власти (29 декабря 1990 года) и оборудовано самой передовой техникой.

"Оставшиеся, - это далеко не лучшие шахты, - говорит Анатолий Акимочкин, - у некоторых из них большой возраст - по 50 лет и больше, некоторым и все 100... Шахты имеют устаревший фонд. Финансируются они из средств государственного бюджета, средств часто недостаточно на техническое перевооружение..."

Ну, в общем, печальную эту песню, известную нам не один уже и десяток лет, можно было бы тянуть до бесконечности, ибо трагедия угольной промышленности Донбасса в прошлом глубока, как стволы ее шахт, а трагедия будущего, она... Ну, она еще в будущем, и даже страшно себе представить, что ждет где-то там, за горизонтом нашей жизни, даже богатые по современным понятиям жизни предприятия. Однако же, чего боится Акимочкин и НПГУ?

Те из читателей КИДа, которые припомнят наш материал о начале строительства нового копра на макеевской шахте им. Бажанова, припомнят и слова Акимочкина - мы тогда приводили их, поскольку Анатолий Викторович, кроме заместительства в НПГУ является еще и профсоюзным начальником в "Макеевугле".

- Продажа Госпредприятий (ГП) единым имущественным комплексом, продажа шахт таким образом, чтобы не было разъединения добычной части предприятия с вспомогательными;

- Продажа частнику только 49 процентов акций предприятий, контроль со стороны государства за проданными, отданными в аренду или концессию угольными предприятиями.

Это два основных требований профсоюзников. По словам Акимочкина, второе требование должно обеспечить энергетическую безопасность Украины. Интересно, каким образом, если лучшие, самые прибыльные шахты проданы по другим схемам? Интересно также, как он себе представляет светлый образ того бизнесмена, который придет, допустим, покупать "убитую" в техническом, финансовом и кадровом отношении шахту (столетнюю "Центральную", например, в "Красноармейскугле"), надеясь, что он "отобьет бабки" за счет голой добычи угля, а ему скажут - нет, любезный, только 49 процентов!

Когда в прошлом году Кабмин отдавал распоряжение, согласно принятым парламентом законам, об особенностях приватизации угольных предприятий и о концессии и аренде, а Министерство энергетики и углепром готовили приказ, как именно это все будет проходить буквально по разделениям, никому и в голову не приходило, что вопросы, поднятые профсоюзами тогда, будут подниматься, образно говоря, снова, за минуту до приватизации. Процесс пошел и менять на ходу что-либо уже поздно. В бизнесе так не поступают, ведь собственники и так рискует своими средствами, когда приходят на такое непростое предприятие, как шахта или любое ей сопутствующее производство. Хотя, возможно, профсоюзным работникам просто хочется иметь моральное право в случае чего сказать сакраментальное "мы же предупреждали, а нас не послушали". Что ж, они его имеют.

Впрочем, не знаю, как у других профсоюзников, а у Акимочкина, судя по всему, нет твердой уверенности в том, что приватизация 13-ти госпредприятий вообще состоится в полном объеме. Во всяком случае, когда Анатолий Викторович рассуждал о судьбе шахт Центрального Донбасса (Дзержинск, Горловка, Енакиево), когда говорил, что на эти шахты с их крутым падением пластов, их ручным трудом на молотке, несмотря на хороший уголь, там добываемый, инвестор может и не прийти, он сказал буквально так: "Их можно приватизировать. Но я не знаю, захотят ли их приватизировать - очень уж сложные шахты". И чуть дальше по ходу пресс-конференции: "Несмотря на то, что объявлена приватизация, очереди на шахты (подлежащие приватизации - авт.) нет, лучшие уже купили. Может так оказаться, что за ними не придет никто из приватизаторов".

Если так говорит человек, всю жизнь проработавший в угольной промышленности, а в качестве профсоюзного работника получившего немало, как сейчас принято говорить, инсайдерской информации из коридоров власти, то стоит задуматься - так что же на самом деле ждет государственный углепром? Не продажа ли "за одну гривну" каждой из оставшихся не частными шахт, что, как утверждает Акимочкин, вполне возможно по новому закону о приватизации? Речь о норме закона, согласно которой, шахта, которую не смогли продать на первом аукционе, на втором падает в начальной цене на 30 процентов, а на третьем и вовсе - ниже плинтуса. Also sprach Akimochkin...

Но, ведь и впрямь, может, никто не придти. Оглянитесь - по стране уже пятый год мало-помалу протекает так называемый экономический кризис, характеризующийся, кроме всего прочего, резко обострившейся конкуренцией между предприятиями базовых отраслей индустрии. В нашем случае - металлургии. О чем, кстати, еще одна печаль Акимочкина.

Еще в прошлом году государство призывало всех, кто только в состоянии, купить хоть немного государственного угля. Потому что добыто его, конечно больше, чем в предыдущие несколько лет, к примеру, но, к другому примеру, продавать его стало тяжелее. Из множества причин возьмем одну - металлургам не нравится донбасский уголь. Особенно коксующийся. В нем очень много серы, куда больше, чем в тех, что можно привезти из-за ближнего и дальнего кордону. Кокс из него получается слишком расходный, слишком нуждающийся в десульфации (На прошлой неделе в одном из своих материалов КИД писал и об этом), а это удорожает и уголь, и кокс. Да ведь и стали, и прокат нужны сегодня как никогда качественные, иначе с рынка столкнут, как Маяковский Пушкина с "корабля современности".

Для сравнения. По широко известной информации директора Украинского государственного научно-исследовательского углехимического института Евгения Ковалева, "уголь отечественной добычи содержит почти 23% окиси железа и щелочноземельных элементов, тогда как австралийский и американский - лишь 3-5%; серы - 3,5% по сравнению с 0,5%".

"Концерн "Энерго" везет угли из России, - напоминает Акимочкин (из Кузбасса - авт.), там более мощные, не такие тонкие пласты, более простое залегание их, угли там и качественней, и дешевле".

Проблема известная. Причем, по признанию самого Акимочкина, даже такой монстр, как Донбасская топливно-энергетическая компания (ДТЭК) испытывает трудности со сбытом добытого угля, а мы добавим, что даже Ефим Звягильский, уж на что Герой Украины, а и то не выдержал, во время празднования своего 80-летия высказал те же тревоги об угле шахты им. Засядько. Лежит донбасский уголек на складах, лежит, как миленький. А в это время на Украину въезжают эшелоны с импортным угольком. Тренд таков: если в середине 90-х его ввозили примерно миллион тонн с небольшим, и в основном из Польши, то в прошлом году - 14,5 миллионов (помните - весь углепром Украины добыл 85?).

Причина явления хорошо известна: падение объемов потребления угля и металла на внутреннем рынке. О росте его не решаются говорить даже экономисты-оптимисты, а тот факт, что борьба за качество продукции привела металлургов к шахтам за тысячи километров от Донбасса, говорит о том, что от этой кормушки их "старым" углем не отвлечешь. Значит, процесс будет продолжаться. И в этих условиях кто будет покупать госшахты? Правильно, тот, кому никто не будет ставить особых условий, лишь бы купил, потому что у державы уже ни сил, ни нервов на этот уголь нет...

Что делать углепрому и угольщикам в данной ситуации Акимочкин не сказал (не будем брать в расчет призывы к отечественному бизнесу развивать внутренний рынок и проявлять патриотизм), не скажу вам и я. И не потому что не знаю, а потому что так можно очень далеко зайти в размышлениях на социально-экономические темы. А делать это мне внутренний цензор запретил давно и строго-настрого. Могу только процитировать нашего знаменитого земляка Леонида Быкова: "Ребята, будем жить!"

Другой вопрос - как...

Олег Измайлов.

P.S.

А давайте теперь все-таки ПРУП послушаем, пресс-клуб? А то как-то депрессивно выходит...



теги:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru
ZaDonbass.org
Назад в разделВерсия для печати

Реклама:

 

Популярные материалы

 
Loading...