Панорама

 

«ДНР может стать полноправным субъектом международных отношений за очень короткий промежуток времени»

[21 Ноября 2016г. | 16:51]

Более двух лет прошло со времени заключения первых минских соглашений, однако перестрелки в Донбассе продолжаются, а местные выборы вновь и вновь откладываются. О том, почему затягивается минский процесс, а также о перспективах проведения выборов в самопровозглашенной Донецкой народной республике рассказала в интервью РИА Новости и. о. главы МИД ДНР Наталья Никонорова, представляющая республику на переговорах политической подгруппы в Минске.


— Сколько иностранных делегаций и из каких стран посетили ДНР в этом году? Вырос ли интерес других государств к республике?

— Нашу республику в этом году посетили более 50 делегаций. Это представители Южной Осетии, Абхазии, Российской Федерации, представители Чехии, Германии, Италии, Греции, Финляндии, Франции, Сербии. Визиты зарубежных гостей — это постоянный процесс, в республике очень часто находятся иностранные делегаты с теми или иными вопросами. Очень большой интерес проявляется именно в сфере инвестиций, развития экономических отношений.

Также можно отметить, что в целом растет интерес к республике, мы регулярно координируем действия представителей иностранных государств по привлечению инвестиций и формированию позитивного имиджа Донецкой народной республики на мировой арене, укреплению сотрудничества в информационной, социокультурной сферах.

В туристической сфере сейчас можно наблюдать активный интерес. Первая группа иностранных туристов приезжала к нам из Финляндии, и с тех пор республику регулярно посещают граждане различных европейских стран.

— Удалось ли наладить связи с другими странами и в каких сферах?

— Мы работаем в нескольких направлениях. Например, республика Южная Осетия, с которой нас связывает взаимное признание, мы активно сейчас работаем над подписанием соответствующих международных договоров. Сейчас это межведомственные договоры, в разработке находится межправительственный договор, есть проект договора о дружбе и сотрудничестве, который мы надеемся подписать в ближайшем будущем. Сейчас он в стадии согласования.

Также мы разрабатываем возможность сотрудничества с субъектами Российской Федерации в социальной, культурной, экономической, гуманитарной сферах.

Что касается государств ЕС, то, помимо представительского центра ДНР в Чехии, который был открыт 1 сентября, сейчас в стадии разработки еще несколько проектов в зарубежных странах. В некоторых из них уже поданы документы по открытию таких же представительских центров. К концу года планируется открытие еще двух представительских центров, в перспективе же — открытие пяти подобных центров. Все они представляют собой общественные организации.

Что касается представительства в Чехии, на этой неделе будет презентован сайт этого центра, на котором будут публиковаться новости республики, Евросоюза, новости, которые касаются наших соотечественников, проживающих в Чехии. Эти люди очень активно интересуются работой представительского центра ДНР. Через него наши сограждане подают заявления, обращения, часто задают вопросы по поводу получения паспорта ДНР.

— Как вы считаете, каковы шансы республики быть признанной мировым сообществом? Сколько времени для этого понадобится и что необходимо сделать?

— Для этого в первую очередь нужно разобраться с минским процессом. У нас сейчас первоочередной вопрос — определить наши взаимоотношения с Украиной.

Все прекрасно понимают, что на сегодняшний день этот процесс идет очень тяжело, со стороны Украины предпринимаются все шаги для того, чтобы не выполнять взятые на себя обязательства. В то же время мы показываем на данной международной площадке, что республики (ДНР и соседняя ЛНР — ред.) — это надежные партнеры по переговорам, по выполнению договорных обязательств. Мы формируем в этом процессе имидж республики. Таким образом мы добиваемся нашей основной цели.

Это непросто, это процесс не одного дня. Если учесть прецедент с Косово, сразу получившим признание от нескольких государств-участников ООН, ДНР может стать полноправным субъектом международных отношений за очень короткий промежуток времени при наличии благоприятных геополитических факторов. К примеру, если Украина окончательно дискредитирует себя в данном переговорном процессе, то у нас не будет никаких преград, чтобы напрямую, четко и ясно заявить, что мы готовы стать полноценным субъектом международных отношений. В этом случае не будет никаких преград для налаживания прямого взаимодействия с другими государствами, которые уже даже сейчас в этом заинтересованы. Таким образом, будет начат процесс всеобщего признания ДНР как государства.

Это может случиться в очень короткий период времени, а может тянуться очень долго. Украина сейчас затягивает процесс, в том числе и из-за этого. Они находятся в патовой ситуации, то есть не могут признаться, что не в силах выполнить документы, но и не выполнить их они тоже не могут.

— Вы занимаетесь не только внешней политикой ДНР, но и представляете республику в политической подгруппе по Украине. Как вы можете оценить итоги работы подгруппы в этом году? Назовите главное достижение, успех, которого удалось добиться в рамках подгруппы?

— К сожалению, найти позитивные результаты в работе политической группы очень сложно. Фактически даже те мелкие успехи, согласования, консенсусы, которые были достигнуты ранее, были дезавуированы в процессе работы с новыми представителями Украины. Как вы знаете, на определенном этапе произошла смена представителей Киева.

Данный переговорный процесс назвать диалогом сложно. Это, скорее, монолог представителей Украины, которые считают, что все должны их слушать и делать только так, как они считают нужным. То же самое касается их специфического прочтения Комплекса мер, меморандума, декларации в поддержку Минских соглашений. Они читают Комплекс мер по-своему и считают, что все должны понимать его так, как они.

Но этого не происходит, да и не может произойти. Есть подписанные документы, которые четко определяют порядок выполнения пунктов.

Именно из-за такой эгоцентричной позиции Украины в политической группе сложно прийти к положительному результату.

— Почему работа политической подгруппы продвигается так медленно? Какие основные сложности в работе и главные спорные моменты?

— Самый актуальный и самый острый вопрос сейчас — это формула Штайнмайера (которая определяет механизм введения в действие закона об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донбасса — ред.) и порядок вступления в силу закона об особом статусе.

Закон об особом статусе — это основа, это те условия, которые определяют политическую перспективу нашего сосуществования с Украиной. Не понимая, как, когда, при каких условиях будет действовать данный закон, нет смысла обсуждать какой-либо другой политический вопрос. Любой пункт Комплекса мер, касающийся политики, содержит ссылку на данный закон.

Например, модальности выборов должны обсуждаться на основании закона об особом статусе, конституционная реформа обязательно должна содержать в основе особый статус. Это базис, без которого мы дальше не продвинемся. Формула Штайнмайера и родилась из-за того, что мы настаивали на буквальном прочтении Комплекса мер. Она определяет, как должен начать действовать закон об особом статусе.

Перед встречей нормандской четверки (в Берлине 19 октября — ред.) мы снова столкнулись с тем, что у Киева нет понимания сути этой формулы, как она должна действовать и зачем она нужна. На встрече в Берлине главы государств подтвердили эту формулу. И от президента Украины прозвучало, что формула должна быть имплементирована, согласована в группе по политическим вопросам. Мы ожидали, что приступим к согласованию проекта по реализации этой формулы. Но ни на этой, ни на предыдущей встрече никаких подвижек по этому вопросу не было.

Раньше представители Киева ссылались на то, что не вправе обсуждать что-либо до встречи в нормандском формате, который должен определить их официальную позицию. Ее у Украины нет до сих пор ни по одному вопросу. Сейчас, после того, как встреча нормандской четверки состоялась, представители Украины ссылаются на необходимость в первую очередь разработать дорожную карту (дорожную карту урегулирования ситуации в Донбассе, предложение по которой было утверждено на встрече в Берлине — ред.).

Теперь Киев ждет дорожную карту и отказывается обсуждать формулу Штайнмайера, ссылаясь на то, что это часть дорожной карты. Хотя на самом деле данная формула является основой дорожной карты.

Порядок вступления в силу закона об особом статусе — это основа для обсуждения всех остальных политических пунктов. Но мы наблюдаем только сопротивление и затягивание со стороны Украины.

— Выборы местных органов власти в этом году уже трижды приходилось переносить. Готова ли ДНР провести их самостоятельно и почему до сих пор не сделала этого?

— Под Комплексом мер (глава ДНР) Александр Владимирович Захарченко поставил свою подпись, республика имеет определенные обязательства по выполнению этого документа. Одним из его пунктов значится проведение местных выборов в соответствии с определенными условиями и стандартами. Мы надежные партнеры по переговорам, именно поэтому нам приходится переносить выборы. Хотя республика свободно, без затруднений может провести местные выборы самостоятельно.

— Через сколько возможно провести местные выборы в ДНР, при условии, что Киев сам начнет двигаться в этом направлении?

— В кратчайшие сроки. Мы готовы к этому. Существуют объективные правила проведения избирательного процесса, и в Комплексе мер есть требование, что местные выборы должны проводиться в соответствии со стандартами ОБСЕ.

Тот необходимый минимум, который должен пройти с оглашения начала избирательного процесса, это два-три месяца. По истечении этого времени выборы вполне могут состояться. Это стандартный порядок организации и проведения избирательного процесса.

— А сколько, по вашим оценкам, Украине нужно времени, чтобы на законодательном уровне обеспечить возможность проведения местных выборов в Донбассе?

— Самая большая проблема Украины — это не время, а отсутствие политической возможности все согласовать, подписать, реализовать. Есть прецедент, когда 5 сентября 2014 года в Минске был подписан протокол трехсторонней контактной группы и через десять дней был принят закон об особом статусе.

Верховной Раде понадобилось всего лишь десять дней, чтобы разработать, зарегистрировать и принять в двух чтениях, а потом и направить на подпись президенту и подписать закон об особом статусе. При наличии таких условий, такой политической воли, все это может произойти буквально в считанные дни. Но такой возможности в Киеве сейчас нет, из-за чего все это затягивание и происходит.

— В сентябре в Донецке прошло предварительное голосование. Как вы можете оценить его итоги? Ожидания, которые возлагались на праймериз, оправдали себя?

— Все цели, которые были поставлены, были достигнуты. Во-первых, праймериз мы провели полностью самостоятельно, к тому же самостоятельно обеспечивали безопасность во время этой процедуры, не было никаких инцидентов.

Наши праймериз прошли гораздо более безопасно, чем местные выборы в 2015 году в Украине. Там была масса инцидентов и с членами комиссий, и с избирателями, и с кандидатами. У нас такого не было, все прошло спокойно, цивилизовано.

Людей было много, граждане показали себя даже активнее, чем предполагалось. Весь этот процесс полностью себя оправдал.



теги: днр, украина, признание, минские соглашения, мид днр, наталья никонорова

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru
ZaDonbass.org
Назад в разделВерсия для печати

Реклама:

 

Популярные материалы

 
Loading...