Политика - Интервью

 

"Донбасс - это коллективное сознание, а Галичина - индивидуалистическое"

[23 Апреля 2013г. | 18:34]
"Донбасс - это коллективное сознание, а Галичина - индивидуалистическое"

В интервью "Полемике" львовский журналист Остап Дроздов высказал свое мнение о патриотизме, роли "Свободы" в украинской политике и различиях между регионами Украины.

- Что такое, по-вашему, патриотизм?

- Это очень интимное чувство. Как и все интимное, его надо переживать и чувствовать внутри. Вот почему я не люблю внешний показной патриотизм. Он воняет неискренностью. Метко патриотизм определил английский поэт и писатель Сэмюэль Джонсон. Это моя любимая цитата: "Патриотизм - это последнее прибежище для негодяя". К сожалению, весь показной патриотизм полностью подпадает под это определение. Украина (в частности Галичина) утонула в показушном патриотизме. Чем наглее взяточник - тем шире узор на вышиванке. Я множество раз сталкивался с великими националистами во Львове, которые знают наизусть все афоризмы Бандеры и Донцова - и берут 5 тысяч долларов за то, чтобы "провести вопрос через комиссию". Патриотизм превратили в щит, которым очень выгодно прикрывать все свои интересы и злачные места.

- Патриотизм - это реальное, природное явление или надуманное, искусственное?

- Сложно сказать. Я считаю, что человек не обязан быть патриотом. Он может им быть, но не должен. Это его (и только его) отношения со страной и государством. Патриоты часто расценивают свой патриотизм как нечто генетическое, врожденное. Меня это смешит. Я никогда в жизни не буду любить роддом только потому, что в нем родился. Патриотизм - это очень предметное чувство. Оно должно иметь мотивацию. Я патриот ПОТОМУ ЧТО. Должно быть объяснение, почему. Безотносительный патриотизм -ничего от тебя не требует, и он наиболее удобен. Именно этим я объясняю циничную игру в патриотизм. Большинство патриотов не имеют никакого основания быть патриотом. Хуже всего то, что они даже не ищут этих оснований. А зачем напрягаться? Проще любить Украину словесно - это и выгодно, и бесплатно, и безответственно, и красиво выглядит.

- Каковы характерные черты современного украинского патриотизма?

- Американец с искренней гордостью поднимает возле своего дома американский флаг не потому, что он американец, а потому что он имеет причины быть патриотом. Патриотизм - это форма благодарности за то, что эта страна к тебе благосклонна, дает тебе возможности для самореализации, дает ощущение социального комфорта и защищенности, гарантирует правосудие и незыблемость твоих прав. И еще многое. Европейский и американский патриотизм замешаны на благодарности за жизненный комфорт, созданный государством. У нас же все наоборот: самыми большими патриотами напоказ являются наиболее бедные, униженные, незащищенные люди и попросту неудачники. Я никак не могу понять истоки такого мазохизма: как можно любить государство, которое тебя ненавидит и делает все против тебя?

Во Львове есть так называемая "клюмба", среда ярых патриотов, которые ходят на все митинги под всеми флагами. Это типичные люмпены, которые живут на одну пенсию, носят секонд-хенд, понятия минимального не имеют о театре и искусстве, постоянно проклинают власть, едва сводят концы с концами, но за Украину готовы горло перегрызть. Это очень трагическое зрелище. К сожалению, украинские патриоты сознательно боятся искать основания для своего патриотизма, зная, что не найдут. И поэтому очень выгодно играть в "генетических патриотов", которым ничего не надо делать, кроме как пузыри пускать и извергать желчь на инакомыслящих. Настоящий патриотизм граничит с жертвенностью. Поэтому от понятия патриотизма надо навсегда отрезать политиков как биологический вид. И большую часть населения, которое патриотами может быть только во время застольных разговоров о политике.

- Что вы думаете о патриотическом воспитании в Украине? Не похоже ли оно на советское?

- В том-то и дело! Когда я слышу "надо с детства воспитывать патриотов", я сразу вспоминаю октябрят и пионеров. Вот только значки на пиджаках другие, и портреты героев на стенах. Привить любовь к Украине невозможно. Это не прививка от гриппа. Это длительный процесс, когда ребенок сам должен встроить себя в органические украинские реалии. И найти себя там. Посмотрим на это глазами ребенка. Он приходит в школу, где на уроках звучит украинский язык как принудительный, а в коридоре, учительской, во дворе и дома звучит русский. В школе ребенок слышит красивые рассказы об украинских национальных деятелях, а возвращается домой по проспекту Ленина, Маркса и Косиора. Все украинское для такого ребенка является сухим и формальным. Оно ужасно диссонирует с реалиями. Весь пафос об Украинском Государстве полностью разбивается о действительность с украинским взяточничеством, хамством, бесперспективностью и так далее. Эта шизофрения должна прекратиться. Как бы ты ни прививал патриотические чувства - насильно мил не будешь.

- Не приучает это молодое поколение лицемерить, говоря о своей любви ко всему украинскому?

- Знаете, я несказанно рад, когда вижу искренних украинских подростков, которые на планшете читают украинских авторов, слушают в наушниках качественную украинскую музыку, перфектно знают английский, являются открытыми к миру и ничем не отличаются от своего ровесника из Франции или Испании. Но я не могу не замечать целое поколение пофигистов, которые украинскую действительность воспринимают как нечто враждебное, принудительное и неорганическое. Идти по стопам Фарион и предлагать этим людям паковать чемоданы - значит расписаться в собственной тупости. С этим надо что-то делать. Я даже скажу что. Украина и все украинское должно стать вирусным. Если хотите - заразным. Оно должно быть если не лучшим, то, по крайней мере, не худшим. Клевый украиноязычный дубляж клевого фильма - это клево. Молодежь всегда мыслит категориями успеха и вкуса. Любой украинский продукт должен быть успешным и "вкусным": книга, музыка, сайт и так далее. От националистов часто звучит примитивный рецепт "наше должно победить из-за запрета другого". Ну, это ни в какие ворота не лезет! Наше должно победить естественным путем, путем конкуренции. Нашему только надо помочь и не приделывать, как инвалиду, третью вспомогательную ногу и третью вспомогательную руку. Безвкусица не имеет национальности, ведь группа "Фабрика" и Степан Гига - одинаково примитивны. Украина и украинское должно агитировать за себя качеством.

- Вы характеризовали украинцев так: "код раба, умноженный на инфантильное христианство". Расшифруйте.

- Вы цитируете мой текст 8-летней давности, который наделал шума среди "борцов за Украину". Под кодом раба я имел в виду тот страшный исторический груз, который определяет нашу современную ментальность. Я не буду в сотый и тысячный раз повторять общеизвестные истины, что украинцы столетиями подвергались угнетению и порабощению. Все это так, и от этого никуда не денешься. Я ставлю вопрос по-другому: великих не притесняют. Волков нельзя поработить или приручить. Извините за слишком грубое деление, но я различаю нации господствующие и нации сервильные. Пусть каждый читатель сам себе ответит, кого куда относить. Так случилось, что украинцы много веков находились в статусе сервильных наций, которые обслуживали более сильных. У нас нет опыта господства. Вся украинская история пропитана оплакиванием: какие же мы бедные и несчастные, все нас разоряли. Из истории украинцы выносят очень опасные эмоции: злость, обиду, реваншизм, месть. Код раба сидит очень глубоко. Поэтому все вспышки национального сознания являются как бы ответом на прошлые обиды. Это рабство наизнанку. И Шевченко, и Франко, и Липинский, и множество других мыслителей всегда отмечали, что украинцам нужно прекратить постоянно служить, приспосабливаться и терпеть. "Показным патриотам" я бы советовал прочитать "Письма к братьям-хлеборобам" Липинского, который очень метко написал, что украинцы имеют антигражданский, эгоистичный инстинкт, полную беспринципность, равнодушие, безыдейность и "тупую ненависть к самим себе". О коде раба лучше и не скажешь.

- Откуда мы получили этот код раба, ведь все время говорим о наших свободных и сильных предках?

- Что интересно - никакие самодостаточные нации никогда не играют в мессианские мифы. Я уже скоро действительно начну думать, что колесо и порох изобрели наши предки, весь мир украл наш древний язык, а Иисус Христос родом отсюда. Ни бельгийцы, ни поляки, ни какой-либо другой народ не морочит себе голову этой героической мифологией. У них просто нет необходимости преодолевать свои национальные комплексы. Если мы арии и основатели почти всей цивилизации, то почему, живя на лучших черноземах, все века были на таком дне? И почему пригласили на свои земли властвовать скандинавов Аскольда и Дира? Я называю это "сублимацией посредственности". Чем обычнее человек, тем больше он придумывает необычных историй о себе. В школе нам часто ставили в пример казачество. И не говорили, что это была очень профессиональная армия наемников, которая предоставляла свои недешевые услуги всей Европе и не только. Надо же было додуматься: национальным героем является Хмельницкий, который сдал Украину России. Кстати, я не могу понять, почему во Львове есть улица и памятник Хмельницкому - деятелю, который хотел разрушить Львов и требовал перебить всех евреев (некий Гитлер 17-го века). Львов откупился 60-ю тысячами злотых, золотом, серебром и церковными драгоценностями. Действительно героическая страница украинской истории лично для меня начинается только в 20-м веке. Но, опять-таки, это страница не Украины, а прежде всего Галичины. И неслучайно все государственные инициативы начинались в Галичине - и затухали в Украине. Трагическим апофеозом "кода раба" является Голодомор. Люди готовы были пухнуть от голода, есть своих детей и жевать корни - но даже ради инстинкта выживания никому не пришло в голову объединиться и взять в руки вилы. Это код раба в действии.

- Почему же украинское христианство инфантильное?

- Это очень неудобная тема ... Сразу уточню: я верующий, но нерелигиозный. И патриотизм, и христианство большинство людей воспринимают как нечто ритуальное, автоматическое. Церковь полностью себя разрушила. Люди уже открыто говорят: я иду в храм к Богу, а не к священнику. Все поняли, что вера - это бизнес-проект. Многим сейчас очень нравится новый Папа Франциск. Мне как католику тоже нравится. Но я считаю его действия голым популизмом и игрой на публику. Омывать ноги больным детям - это не лечить их. А отказаться от апостольских палат - это не раздать все бедным. В этой игре на публику я вижу тот же популизм, которым грешат политики. Церковь является крупнейшим землевладельцем в мире с триллионным оборотом наличности, и ничто этого не изменит. Достаточно взглянуть на апартаменты и автомобили рядовых священников в райцентрах - и все станет понятно. Вы спрашиваете, почему я считаю украинское христианство инфантильным? "Кто терпел - тот спасен". Эта пословица стало лозунгом украинцев на протяжении веков. Весь гнет и издевательства над украинцами базировалось на христианском смирении и покорности. Поэтому лично для меня Церковь полностью ответственна за все исторические несчастья нации. Церковь, как и тирания, базируется на тех же людях - угнетенных и покорных. Для Церкви очень выгодно иметь страдающих мирян. Сложно себе представить, чтобы священник возглавил или освятил восстания против несправедливости. Инфантильное христианство означает целовать руку Патриарху Кириллу - и не видеть на его руке часы за 30 тысяч евро.

- Что нужно делать украинцам, чтобы выдавить из себя генетического раба, который мешает развиваться и двигаться вперед?

- Украинцам нужно преодолевать самих себя. Это очень болезненно. Если даже и существуют так называемые вредные национальные черты, то в современном украинце они таковы: способность мимикрировать под окружение и исповедовать двойные стандарты. На примере родной мне Галичины это особенно заметно. Мало кто знает, но в советские времена Львовщина занимала передовые места по количеству членов партии на душу населения. Двойная жизнь, а значит, двойные стандарты стали нормой. Дома люди пели колядки, а на следующий день на партсобраниях публично осуждали празднование Рождества. Члены партии тайком крестили своих детей - а потом "стучали" на тех, кто тоже это делал. И в первых рядах на первомайских демонстрациях шли члены тех семей, которые имели в роду воинов УПА или репрессированных, а дети их обычно были образцовыми пионерами. Двойные стандарты живут до сих пор: великие националисты имеют небольшие кофейни и тщательно скрывают свой оборот, не желая платить налоги святому украинскому государству, за которое умирали их предки. Я часто ловлю себя на мысли, что живу в стране кривых зеркал, где процветает непрерывная мимикрия под тех, кем мы на самом деле не являемся. Лекции о национализме читают выпускники Высшей партийной школы; правоохранители являются наиболее частыми нарушителями прав; священники говорят о вечном и устанавливают "тарифы" за услуги; в Россию тянут чиновники, которые весь свой капитал держат в Европе, за украинский язык воюют оппозиционеры, которые дома разговаривают на русском. И так куда ни плюнь - все выдают себя за тех, кем не являются. Я считаю, что нашу страну спасет честность с самими собой.

- Как вы относитесь к символу украинства Тарасу Шевченко как личности и к его стихам?

- Очень спокойно. Нации нужны символы. Когда-то я написал текст о деиконизации Шевченко. Я считаю, что мы сделали из него что-то вроде Ленина. Шевченко превратился в неживого человека из бронзы на пьедестале. А на самом деле это шикарная биография: полусирота попал к господину, за его деньги выучился, стал академиком графики, переехал в русскоязычный Петербург, стал частью его богемы - и одновременно национальным героем Украины. Одни его перчатки стоили столько, как дом, в котором он родился. Для меня Шевченко является типичным образцом американской мечты self-made, то есть "сам себя создал". И нужно пропагандировать именно это. Зато вся шевченкиана глубоко советская - мол, борец за права угнетенного крестьянства и так далее. Я вижу в Шевченко огромную жизненную драму выходца из крепостных, который сумел вырваться на вершину славы, имел проблемы с алкоголем, писал дневник на языке царизма, против которого беспощадно выступал. Все это - в одном человеке. Или представьте себе: художнику и поэту запретили брать в руки кисть и карандаш! Это же какая драматическая буря бушевала в душе человека! Вот об этом надо говорить. Биография Шевченко - очень европейская. Я бы сказал, голливудская. Но, к сожалению, он стал очередной жертвой памятникофилии, и уже очень трудно будет вдохнуть в фигуру Шевченко настоящую жизнь.

- Когда-то вы писали "Львов - действительно феномен. Тем, что в нем всегда сочеталась прогрессивность и ксенофобия.... Чтобы вас, современных львовян, влюбленных в такой низкопробный Львов, кондратий хватил! Зато сколько помпы! Мы - Львов. Мы - жемчужина Европы. Спаси и сохрани от такой жемчужины! Если это жемчужина, то каким же тогда должна быть грязь!". Изменилось ли что-то в Львове?

- Львов развивается. Вот только не уверен, что в правильном направлении. Исторически Львов является мультигородом: мультинациональным, мультиязычным, мультирелигиозным, мультикультурным. Львов всегда был городом, который "гуляет сам по себе" в обстоятельствах, которые складывались независимо от него. Львов процветал именно тогда, когда в нем не было чьего-то генерального доминирования. Вот почему Львов чахнет и умирает в украинских руках. Львов постепенно становится сереньким украинским моногородом наравне с рядовыми Сумами или Черкассами. И оказалось, что украинцы стали худшими владельцами этого города за всю историю.

Я не знаю, за что мы так мстим Львову. Когда-то я писал, что Львов является городом умирающей легенды, которую не в состоянии поддержать современные львовяне. Последние события вообще заставляют меня бить тревогу: из королевского мультигорода Львов превращается в полусельский городок радикалов. Это сознательное убийство настоящего Львова. Бывшая столица Княжества Галиции и Лодомерии, которая была домом разных наций, языков, религий и культур, насильно превращается в однообразную среду, в которой культивируется ксенофобия и нетерпимость ко всему другому. Я этого никогда не приму. Как это ни больно, но Львов теряет звание культурной столицы. Потому что в культурных столицах не запрещают представления и экспозиции. И архитектурная лепнина не падает на голову. И театры не прозябают. Например, на Форум издателей большие националисты из городского совета дали какой-то мизер, а все остальное профинансировал "враг народа" Ахметов. Так и живет Львов, захлебываясь собственными мифами. Крен в националистическую сторону очень опасен. Потому что человеконенавистничество и деструктив не соответствуют духу Львова. Я обожаю этот настоящий мульти-Львов. И именно поэтому не собираюсь молчать.

- Любите ли вы еще какой-то город (или место) в Украине? Если да, то за что?

- Мне проще сказать, какой город я НЕ люблю. Киев. Я не люблю Киев. И считаю, что Киев - это враг всей Украины, всех без исключения регионов. Я часто называю Украину братской могилой, в которой лежат полуживые области, а над ними многомиллиардным буйным цветом цветет столица Киев с ее Феофанией и Межигорьем. Вся страна горбатится на Киев. Поэтому я его не люблю и призываю других тоже не любить. Под Киевом я понимаю прежде всего административный центр, а не Крещатик и Андреевский спуск.

- Не считаете ли вы, что Украине лучше было бы стать федерацией?

- Считаю. Я не вижу никаких перспектив в унитарной Украине. Она себя исчерпала. Эта страна существует только потому, что она насильно удерживается из центра. Именно поэтому истеблишмент панически боится малейшей децентрализации. Как только регионы получат право на самоопределение, унитарная Украина перестанет существовать. Есть разные формы сосуществования разных регионов: от локальных автономий до конфедерации. Выбирать есть из чего. Но здесь проблема в том, что удивительным образом против этого в унисон выступают "преступная власть" и великие патриоты. Местного самоуправления в стране нет - есть местное выживание. И только ты попробуешь вслух сказать, что так не может продолжаться, и регионы должны иметь широкие полномочия - тебя сразу окрестят украинофобом. Я очень часто слышу пафосные речи, что разделение на Восток и Запад - искусственно. Ничего подобного! Регионы не знают друг друга, не понимают и не хотят понимать. И не должны. Никто ничего никому не должен! Соборная Украина напоминает мне коммуналку. Сюда без лишних вопросов поселили всех, кто был под рукой, и заставили жить вместе. Кто-то привык, кто-то смирился - но все равно это коммуналка, общая для всех и одновременно - ничья. Мы уживаемся только потому, что минимально контактируем между собой. Как только западники начинают лезть со своим уставом на восточные территории и наоборот - начинаются драки. Все это потому, что на общей кухне не могут ладить Колесниченко и Фарион. Восток и Запад я называю детьми от разных отцов. У нас общая фамилия "Украина", но вырастали мы в разных мирах. Поэтому мы будто бы и родные, но чужие. Разные мировоззрения, разные цивилизации, разные опыты. Поэтому те, кто пробует их совместить, на самом деле пропагандирует насилие. Надо не примирять, а разрегулировать эти два мира - так, как двухэтажная эстакада не позволяет пересекаться дорожным потокам. Это называется федерация: единая страна с единым центром, но самодостаточными регионами, между которыми царит дух уважения друг к другу, конкурентности, невмешательства. Как по мне, это очень продуктивный и очень европейский способ примирить в одной стране антагонистов без ущерба для них и для государства.

- Вечное противопоставление Львов-Донбасс: в Донбассе-Мордоре живут орки, на Западе - светлые эльфы. Насколько оно справедливо и обоснованно?

- Я далек от такого разделения. Но должен сказать, что галичане и донбассцы - это люди из разного теста. Этого не надо скрывать. И этого не надо бояться. Попытки унифицировать всех и вся - это тот же совок, от которого мы долго бежали. Я несколько раз бывал в Донбассе и могу сказать следующее. Донбасс - это коллективное сознание, а Галичина - индивидуалистическое. В Донбассе весь бизнес сосредоточен в нескольких руках, а в Галичине процветает мелкое предпринимательство. Донбасс монолитно голосует за свою партию, а голоса Галичины равномерно делятся между тремя партиями, причем, только оппозиционными. Это основное отличие - коллективное против индивидуалистического. Донбасс редко может упереться рогом: "А я не буду!", тогда как галичане только то и делают. Что нас объединяет - так это попытка навязать другому свою правду и негибкость мышления. Ни вы, ни мы не готовы проникнуться позицией друг друга. А стоило бы, поскольку далеко не все галичане являются адептами националистической секты, и, надеюсь, не все донбассцы являются адептами секты Пакращення. Буду говорить откровенно: я не вижу необходимости в полном согласии. Наши взаимоотношения могут быть на базе невмешательства и ненавязывания. Каждый регион должен остаться при своем мнении, не оскорбляя друг друга. Некоторые "великие патриоты" Львова искренне считают жителей Востока "больными, которых надо спасать и обращать в лоно украинства". Большей глупости не придумаешь. Я часто задаю себе вопрос: кто кому не подходит больше? Мой ответ таков: Галичина совершенно не вписывается в современную Украину и является в ней инородным телом. Такое впечатление, что все всех устраивает - одни лишь галичане вечно булькают недовольством и требованиями кардинально все поменять. Парадокс: мой родной регион является якобы наиболее украинским - и одновременно постоянно "выпадает" из общеукраинской картины.

- За что бы вы сказали "спасибо" жителям Донбасса?

- За то, что они в 21-м веке покорно молчат, работая в условиях 19-го века. За то, что они маниакально боятся перемен, не осознавая, что тем самым они бетоном заливают самих себя в страну, которая их не устраивает. За то, что они так преданно консервируют вокруг себя советизацию с ее плохими образцами: чинопочитанием, беспрекословностью, угодничеством.

- А жителям Львова?

- За нежелание быть настоящими европейцами. Если так дальше пойдет, то львовяне скоро станут еще более советскими, чем донбассцы. В том смысле, что все, как стадо, будут голосовать только за эту партию, а не другую: все, как стадо, наденут вышиванки и посчитают это своим алиби.

- Вот кстати - а как вы оценивает политическую ситуацию на Львовщине?

- В моих глазах политический Львов - это террариум единомышленников, несостоятельных конвертировать свой показной патриотизм в конкретные успехи. Львов очень хорошо умеет рассказывать, какой должна быть Украина. А я всегда призываю: давайте не рассказывать, а показывать. И тут начинаются проколы. Потому что Львов до сих пор остается городом гуманитарных идей. Местные патриоты не способны осуществить ни один инвестиционный проект, основать бюджетообразующее производство. Кроме мечты об Украине - ничего. Три года однопартийное автоматическое большинство в горсовете удерживает "Свобода". Это называется "полнота власти". И при этом "Свобода" до сих пор представляет себя как резко оппозиционную силу. Иметь депутатское большинство по всей области и называть себя оппозицией - это верх цинизма. Когда-то я написал, что "Свободе" противопоказана власть. Так и есть. Национал-популисты являются гениальными разрушителями и митингантами - но властное кресло делает их импотентами. Вот почему они панически боятся признать себя местной властью. Они найдут тысячу отмазок, кто и почему им мешает. Не хотят - это даже хуже, чем когда не могут. "Свобода" последние три года сознательно не хотела трогать мэра Львова, потому что он им выгоден как козел отпущения, на которого можно спихнуть все проблемы. В этом смысле националисты собственными руками окончательно распяли, растоптали местное самоуправление. Потому что впервые за новейшую историю Львова мы получили однопартийное большинство - и впервые оно оказалось таким бездарным. Если при однопартийном большинстве никаких сдвигов нет - то сколько власти им еще нужно?

- Можно ли назвать деятельность ВО Свобода конструктивной?

- Ну, о чем вы говорите! "Свобода" - это идеальный спарринг-партнер для Партии регионов. "Бандеровцы" выгодны власти как пугало, которой помогает очень легко мобилизовать провластный электорат. И наоборот: Партия регионов выгодна "Свободе", ибо "донецкой бандой" очень легко мобилизовать свой электорат. Заметьте, в условиях мнимой демократии времен Ющенко "Свобода" была на обочине. Расцвет националистов идет в тесной связи с расцветом Партии регионов. Как только Партия регионов сойдет с политического Олимпа - "Свобода" сразу вернется в нишу маргиналов. Такова судьба сиамских близнецов. Заметьте, что Тягнибок в 2010 году был использован как таран против Тимошенко на Западной Украине. А в 2012 году "Свобода" получила исторический шанс войти в парламент как наиболее выгодный дуэлянт для Партии регионов. Недаром Чечетов проболтался, что Тягнибок - наиболее желанный оппонент для Януковича. По количеству эфиров, которые мои земляки имеют на провластных каналах, можно предполагать, что власть "выращивает" себе очень выгодного конкурента. К сожалению, это понимает только продвинутая часть галичан. И их попытки говорить об этом вслух подвергаются обвинениям в украинофобии - мол, как ты посмел поднять руку на святая святых! Национал-популисты очень не любят, когда им задают вопросы. Они привыкли "вещать" в толпу слепых адептов, на которых слово "Бандера" или "украинская идея" действуют как заклинание.

- Вас преследовали за ваши публикации?

- Я автор и ведущий политической программы "Прямым текстом" на телевидении, и очень часто поднимаю неприятные для галичан темы. Поймите одно: живя в террариуме единомышленников, очень легко можно нравиться массе. Для этого достаточно выйти на экран и напоказ рвать рубашку за Украину. А если ты еще скажешь, что наших врагов надо стрелять - тебе гарантировано звание лучшего патриота Западной Украины. Я никогда не куплюсь на эту черно-белую советизацию. Люди не хотят думать широко. Им достаточно патриотической риторики и словоблудия. Поэтому когда ты им говоришь: "нельзя запрещать родной для трети населения русский язык, ведь это ничем не отличается от Эмского указа против украинского языка" - это будет полное непонимание. То же, когда ты говоришь, что нельзя проводить марш УПА с факелами и черными намордниками в Одессе. Есть люди, которые агрессивно относятся к любому, кто вслух размышляет над украинскими реалиями, ищет компромисс между Востоком и Западом, пропагандирует толерантность, пробует понять оппонентов. Многие из моих земляков попались на крючок отвратительного популизма типа "наша бандеровская армия перейдет Днепр и прогонит эту синежопую банду". Это рассчитано на националистический люмпен-пролетариат, который не умеет и не хочет слышать другое мнение. Я уже описывал, как к Тягнибоку пришел фанатик с портретом Бандеры в раме, а несколько лет назад во время выступления Юлии Тимошенко 70-летние бабушки держали плакаты "Юля - наша мама". Это генетический совок. Поэтому всевозможные выпады в мой адрес от односторонних людей я воспринимаю с легкой улыбкой, поскольку это является проявлением их несостоятельности мыслить критически. Но я хочу сказать... Адекватных людей всегда больше. Просто они всегда молчат, и на фоне их молчания кричат нетерпимые, агрессивные люди, и иногда кажется, что вокруг все такие. Нет! Адекватных людей больше что у нас, что у вас - просто пришло время, чтобы они подали свой голос.



теги:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru
ZaDonbass.org
Назад в разделВерсия для печати

Реклама:

 

Популярные материалы

 
Loading...